Сделать стартовой | Добавить в избранное  
Русский Английский Украинский

Казачий Стан - Информационный портал казачьей традиции.

 
 

Навигация

Главная
Афиша
История
Культура
Казачьи Песни
Казачья Здрава
Казачий Спас
Казачьи Забавы
Казачьи Танцы
Казачьи Сказки
Онлайн Видео
Фотогалерея
Гостевая Книга
Карта сайта
Обратная связь
 

Календарь

«    Май 2009    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 

Опрос

Чего не хватает сайту

Песен
Карт
Культуры
Музыки
Новостей
Книг
Видео
 
 

Теги

 
 

Архив

 
 
 
Уважаемые Посетители, чтобы получить доступ ко всем разделам нашего сайта, получить право оставлять комментарии и использовать наши сервисы, Вам необходимо зарегистрироваться, либо войти под своим логином. Зарегистрироватся очень просто, это минутное дело. ЗАРЕГИСТРИРОВАТСЯ ...

 
Таманский шедевр |
 

К 85-летию памятника Запорожцам,
высадившимся в Тамани 25 августа 1792 г.


Этот замечательный памятник украшает станицу, некогда “самый скверный городишко из всех приморских городов России ”, которая по природным достопримечательностям, памятникам истории и культуры на душу населения может поспорить с крупнейшими городами не только Кубани, но и России. Судите сами, в Тамани находятся останки древнегреческой Гермонассы, генуэзской Матреги, древнерусской Тмутаракани, Турецкий фонтан, старейший черноморский православный храм св. Покровы, построенный “на кошт” Антона Головатого в 1794 году, археологический и литературный музей М. Лермонтова, валы Фанагорийской крепости, заложенной А.В.Суворовым; грязевые вулканы-Блеваки. В ряду этих достопримичательностей ярким бриллиантом выделяется “памятник Антону Головатому”, как называют в народе этот монумент. Изображение памятника Запорожцам можно встретить повсюду, на краевых периодических изданиях, на стеклах машин, бутылочных наклейках и бланках таманских предприятий.

Бронзовому Запорожцу нет еще и ста лет, а кажется будто он стоит здесь вечно, со дня возникновения Тамани, и как бы не прятали его за памятником В.И. Ленина и кронами деревьев станичные власти, красота его сияет во всей своей первозданности вот уже девятый десяток. Так бывает с выдающимся произведением искусства; появившись однажды на свет, он обретает жизнь вечную. Однако события, связанные с его созданием и установкой не были делом бесспорным и однозначными. Какова же история Таманского Запорожца, которому 5 октября этого года исполняется 85 лет ?

Идея создания памятника связана была с празднованием 200-летия Кубанского казачьего войска и присвоением ему старшинства от появления на Кавказе Хоперского полка . Известный украинский художник и архитектор Опанас Сластион в статье ”Портреты Антона Головатого”, напечатанной в “Журнале истории, литературы и культуры “ за 1918 г., об этом так писал: “ Идея создания в Тамани памятника Головатому и запорожцам, которые 25 августа 1792 года высадились тут, возникла давно: еще 6 марта 1894 года (1896 г.- Н.Т.), когда кубанское казачество праздновало столетний (200-летний - Н.Т.) юбилей своего существования... Вначале имелось в виду поставить на скале фигуру Антона Головатого, но разыскать его портрета не удалось, и поэтому комитет по возведению памятника решил, что фигура на скале должна представлять собой тип простого запорожца, но так чтобы тот запорожец был как будто бы и А. Головатым, то на противоположной стороне скалы выбить текст известной песни А. Головатого “Ой, годi нам журитися”.., а ниже подпись Антон Головатый, войсковой Судья войска верных козаков Черноморских”.

О. Сластион укорял кубанских казаков, что те не увековечили должным образом память Войскового Судьи, личности незаурядной, благодаря уму и талантам которой черноморцы получили Правобережную Кубань в вечное и потомственне владение. Ведь, по его мнению, это можно было сделать, так как существуют портреты Антона Головатого, их лишь следовало разыскать. Скульптор Опишнянский в статье “Як роблять памятники”, помещенной в № 266 газеты “Рада” за 1911 г. возмущался, что кубанцы не объявили конкурс, а заказали его частным образом скульптору Адамсону. Он доказывал, что “не только портрет, даже и портреты Головатого существуют” и что создание памятника, подобного Таманскому Запорожцу, “не может не возмущать людей профессиональных”. Он отмечал, что “даже погода была использована неудачно”. Но это, как писал О.Сластион, были словами “пост фактума”, к возведенному на Таманском берегу памятнику.

Действительно, портреты А. Головатого можно было найти в то время ( их не помешало бы разыскать и сейчас - Н.Т.); ведь, известен тот факт, что Я. Кухаренко посылал Т.Г. Шевченко в Петербург четыре портрета Судьи Черноморского казачьего войска, с которых просил сделать литографию. Вскоре Т. Шевченко был отправлен в ссылку, а портреты где-то затерялись в закутках Петербургской Академии художеств ( Так, к сожалению, случалось нередко в истории нашего казачества ). Они, возможно, и сейчас пыляться в самых отдаленных уголках петербургских музеев или в фондах той же Академии художеств. Но, как мне думается, на этот раз нашим предкам в те предреволюционные годы сильно повезло. Повезло, что у них не оказалось под рукой завалявшегося доподлинного портрета Антона Головатого и они склонились к тому, чтобы установить фигуру простого запорожца. Если бы в Тамани был поставлен памятник полковнику А. Головатому, его постигла бы судьба, микешенскй Екатерины II в Краснодаре...

Как бы не шумели, не возмущались скульпторы - профессионалы тех, уже бесконечно далеких дореволюционных лет, что заказ на создание памятника достался не им, нам, кубанцам, все же повезло . Повезло, что нашли в лице А.И. Адамсона самоотверженного художника, ставшего отцом таманского шедевра.

Амандус Генрих (Аманд Иванович) Адамсон родился на х. Ууга-Рятсепа, вблизи Палдиски, в Эстонии 31 сентября 1855 года, умер в Палдиски 26 июня 1929 года. В 1879 году он закончил Петербургскую Академию художеств, а в 1907 году стал ее академиком. А. Адамсон является автором скульптурной группы фонтана в Мисхоре, памятника затопленным кораблям в Севастополе, созданного в соавторстве с В. Фельдманом в 1905 г., Петру I в Полтаве -1909 г. ,и наконец, нашего Запорожца.

56-летнего скульптора вдохновила и зажгла, казалось бы далекая для эстонца тема Запорожского казачества, и он работал над созданием памятника, не жалея ни сил, ни времени. И в довольно короткий срок он создал макет монумента, одобренный строительным комитетом и правлением Кубанского казачьего войска.

Осенью 1911 года, когда бронзовая фигура казака была отлита, в Тамани закипели подготовительные работы по установке памятника. До этого в станице была реставрирована обветшавшая казачья святыня - Покровская церковь, приведены в порядок все войсковые и общественные здания. Правление и все Кубанское войско готовились к торжествам, связанным с открытием памятника, намеченным на 5 октября.

В 1896 г. черноморцы вместе с линейцами отметили 200-летие Кубанского казачьего войска, установили в Екатеринодаре памятную стелу, а спустя несколько лет, они спохватившись, обратились к высшему начальству с настоятельной просьбой установить старшинство Кубанского казачества с 1516 года, то есть со времени возникновения Запорожской Сечи. В этом им было отказано по той причине, что запорожцы служили тогда Польше и земли их не входили в состав России, забыв однако, что и Кубань в те времена принадлежала Турции. Грамотных, думающих черноморцев не могло не оскорбить явно выказанное желание отнять у них историческую память, память о славных предках, что вызвало взаимное недоверие и напряженность в отношениях. Желание самодержавия навязать черноморцам новую историю привело к прямо противоположному результату. Правление Кубанского войска сделало запрос в Петербург с просьбой о передаче войску регалий Запорожцев, хранящихся в музеях Москвы и Петербурга, подчеркивая свое наследство. Памятуя события 1905-1906 года, самодержавие решило не осложнять отношений с казачеством, переименовало два кубанских полка в Запорожские, а одному присвоило имя З.Чепиги. Смягчило свои позиции и войско, решив однако поддержать инициативу казаков ст.Таманской и увековечить память своих предков, установив памятник Антону Головатому. По всем частям и станицам войска были собраны пожертвования на памятник запорожцам.

29 сентября 1911 года , когда подготовительные работы по установке памятника близились к завершению, из Екатеринодара в Тамань отбыли два парохода с офицерами, атаманами и выборными казаками от каждой станицы для участия в открытии памятника. Возглавил эту депутацию начальник штаба Кубанского казачьего войска генерал-майор Андрей Иванович Кияшко. С ним вместе отправился и войсковой старшина Петр Павлович Орлов, бывший старший адъютант Войскового штаба, которому было поручено войсковым атаманом описать торжества. П.П. Орлов блестяще справился с этим поручением, оставив потомкам замечательную книгу с довольно длинным названием “Описание торжеств в станице Таманской по поводу открытия 5 октября 1911 года Памятника, сооруженного Кубанским казачьим войском первым Запорожцам, прибывшим 25-го августа 1792 г. к берегам Тамани и высадившимся здесь”. Вряд ли П.Орлов обладал особым литературным даром,но торжественность и возвышенность события, стремление передать его простыми словами делают книгу интересной и захватывающей.

В Тамань депутаты прибыли с незначительными приключениями 30 сентября; до торжеств оставалось всего пять дней, а открывать собственно было нечего, на месте его установки высилась груда гранитных блоков. 1 октября в торжественной обстановке проходил праздник Покрова; в обновленной Покровской церкви отслужена служба и проведен храмовый праздник. Погода стояла прекрасная, но уже на следующий день она, как свидетельствует П. П. Орлов испортилась. В тот день в своей тетраде он сделал запись, которую затем поместил в книгу: “Море глухо и злобно шумит и шлет свои черные вспененные волны одну за другой, гулко ударяя ими о берег. Будет непогода ! А около памятника работа кипит, молотки рабочих стучат неустанно, обтесывая гранит; когда же ночь изгонит свет, тогда зажигаются газокалильные фонари, тогда тьма бежит от этого места, и молотки стучат чуть что не до полуночи: дела еще много, а времени мало ! Начальник штаба каждый день, а в день и по несколько раз, приходит к месту сооружения памятника, чтобы лично видеть успешность работ и здесь проводит целые часы; когда же его начинают терзать опасения, что сделать не успеют, то Адамсон успокаивает, говоря, что успеют, но только если рабочие не приостановят работ “. 2 октября в воскресенье настал ответственный день - на уже возведенный пьедестал была установлена фигура Запорожца. П.Орлов так описал этот торжественный момент:”...Стучат молотки рабочих о гранит, работает лебедка и железным канатом поднимает на блоках на вершину скалы-пьедестала фигуру запорожца. Она грузно висит, слегка покачиваясь в воздухе, над постаментом, затем, управляемая привязанными к ней пеньковыми канатами, начинает принимать положение стоящего человека, опускаясь ногами все ниже, все ближе к пьедисталу, вот опустилась, вот вошла своими шипами в приготовленные в камне гнезда, вошла и прочно стала, Канаты ослабли, они не нужны, и громкое, радостное “ура” раскатилось над собравшейся толпой зрителей. Фигура Запорожца не полна, не достает еще правой руки, держащей знамя. Эта часть фигуры лежит пока в ящике на земле. Как только кончится укрепление фигуры в камне, начнут поднимать руку со знаменем. Захолодало еще более, все спешат по домам погреться.”

Оставалась самая малость, все от А. Адамсона до П.Орлова расчитывали, что монтаж памятника завершится к вечеру. Отправляясь на вечернюю службу, начинавшуюся в пять часов, П. Орлов братил внимание, что и рука со знаменем была “поднята на пьедестал и положена там у ног Запорожца. Работы оставалось на два-три часа; по случаю завершения работ генерал Кияшко готовил “небольшое чествование скульптора-академика” для чего им было заказано шампанское, а всем депутатам приказано было после службы быть у памятника. Из церкви все поспешили на строительную площадку. “Вот и площадь вот и памятник, окруженный лесами-,описывает войсковой старшина событие, произошедшее вслед за тем -, но рука со знаменем продолжает по-прежнему лежать у ног Запорожца. Отчего же она не поднята на место ? Около памятника виднеются две-три фигуры рабочих финнов да А.И. Адамсон.” Оказалось, что рабочие забастовали, и отказавшись завершить монтаж, разошлись по своим квартирам. Генерал Кияшко приказал подъесаулу Толстопяту, бывшему тогда приставом ст.Таманской немедленно собрать рабочих. Вскоре были собраны рабочие и монтаж памятника продолжился теперь под присмотром депутатов и войскового начальства. Дул холодный ветер, срывался снег, генерал Кияшко предложил депутатам отправиться по квартирам, но никто не пожелал покинуть строительную площадку. В половине одинадцатого ночи 2 октября 1911 г. дружное “ура” депутатов возвестило об окончании установки памятника. “Под рев и завывание разыгравшейся непогоды” все присутствующие прочитали молитву “Спаси, Господи, люди твоя” и разошлись по квартирам.

С этого момента Таманский Запорожец явился на свет в полной свей красе, чтобы жить вечно. Вот как описывает свое впечатление П. Орлов в минуту рождения этого шедевра: “Запорожец сделал последний шаг, вылезая из под прибрежной кручи на скалу, сделал да так и застыл на веки с растегнутым воротом рубахи, опираясь правой рукой о твердо поставленное на землю знамя, а левой придерживая висящую сбоку саблю. Он уже успел окинуть взором развертывающуюся прелестную богатую картину ландшафта и теперь, подняв к небу свое истомленное душевными и житейскими невзгодами, а также и трудным морским переходом, лицо, устремил туда свой молитвенно-восторженный взор, возсылая хвалу и благодарение Богу и великой Государыне за дарованныя ему земли, изобилующие роскошной растительностью, зверем, птицей и рыбой, за земли, что будут кормильцем-поильцем его, за земли, в которых предстоит ему насадить гражданственность, завести хозяйство, упрочить экономический быт и вообще зажить трудовой жизнью... Мне казалось, когда я смотрел на Запорожца, что он дышит и вечно будет живым в этом чудном своем образе, и мнилось, что этот Запорожец родился в минуту чуда: занавес развернулся, и он предстал пред глазами восхищенного зрителя спокойный, величавый, умиленный, восторженный”.

И действительно, лицо Запорожца живое, в нем можно прочитать целую гамму чувств, а как раз именно это свойство отличает скульптурный шедевр от пусть даже хорошо сделанной поделки. Незря недосыпал А. Адамсон, коротал дни и ночи на строительной площадке, он знал, что именно этим монументом увековечит память о себе как о выдающемся мастере.

4 октября в Тамань прибыл Наказный Атаман М.П. Бабыч , его встречали хлебом-солью станичный атаман и строй казачьих частей. Церковный перезвон обеих Таманских церквей возвестил о прибытии епископа Ставропольского и Екатеринодарского Агафодора.

5-го октября выносом казачьих регалий из Покровской церкви началось торжественное шествие войск к открываемому памятнику. День открытия памятника выдался солнечным и погожим. В Вознесенком храме, который стоял напротив памятника ( на месте летнего кинотеатра - Н.Т. ) состоялась торжественная литургия, по окончании которой, под звуки марша “Коль славен...” регилии, а вслед за ними и все участники торжества направились к памятнику, накрытому полотном. Выстроившись вокруг памятника, казаки и приглашенные выслушали молитву и речь епископа Агафодора. И затем наступил самый торжественный момент - открытие памятника. Вот как он происходил: ...”Наказный Атаман отдает приказание, и начальник войскового штаба подает команду: ”Накройсь !”Когда же участвующие в параде войска и школьники надели головные уборы, командует: “всем парадом, слушай на караул !” Сабли сверкнули, винтовки щетиной штыков стали отвесно . Музыка заиграла войсковой марш, присутствующие воинские чины приложили руку к головному убору, а прочие лица обнажили головы. Завеса на памятнике тихо раздалась, задержалась немного, зацепившись за что-то, и упала. Пред тысячами зрителей предстал Запорожец во всей своей могучей, художественно-пленительной красоте”.

После речей и парада войск, отдавших честь своему увековеченному в бронзе предку, памятник обступили жители Тамани и гости праздника. На следующий день, как издавна водилось у казаков памятник “обмыли” на “войсковой хлеб-соли” и зачитали у памятника поздравительные телеграммы, пришедшие со всех концов Российской империи. Среди них была и ответная монаршая телеграмма на имя Наказного Атамана из Ливадии, в которой говорилось: “Передайте Кубанским казакам мое сердечное спасибо за выраженные мне верноподаннические чувства. Верю в их преданность Престолу и Родине. Николай”. Открытие памятника запорожцам было воспринято казаками как общий войсковой праздник, оно отмечалось концертами и застольями во многих кубанских станицах. Пожалуй лучше всех выразил свои чувства, связанные с открытием памятника в Тамани, помощник атамана станицы Новомышастовской Лукьяненко в посланной им телеграмме на имя Кияшко, говоря о своих станичниках в третьем лице, писал начальнику штаба: “Доложить Кошевому, що и воны сегодня писля церквы за общественным столом, писля Царских ура, гаркнулы ура своему Кошевому Бабычу, як ридному по крови. Козакы дуже хвалылы за дию предкивського запорожського памятника и теж роздилялы мысли Таманского праздныка. 80-литний козак Саменко, узнав це, сказав: я теж черкесив быв, гирко плакав, танцював и спивав; всих перенесло сегодня до Вас, на Тамань на вспомыны дорогого памятныка, Ура вам всим !”

Вечером того же дня в летнем театре состоялась постановка спектакля Г. Доброскока “Козацьки прадиды”, а ночной салют, расцветивший безоблачное небо Тамани, завершил празднество, связанное с открытием памятника запорожцам.

Н.А. Тернавский
(Краснодар)



Теги: шедевр, Таманский, Культура, Казаки
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • К проблеме датировки основания Екатеринодара
  • "Кубанский исторический и литературный сборник" как источник по истории и т ...
  • Последний "ренессанс" казачьих вольностей и украинской национальной идеи. Ч ...
  • Последний "ренессанс" казачьих вольностей и украинской национальной идеи. Ч ...
  • Этнографические коллекции по истории традиционной культуры
  • Южноуральцы в войне 1904-1905 годов
  • Правда Кондрата и завет Игната



  •  (голосов: 1)

    Распечатать | Комментарии: (0)

     
     
     
     
     
    Информация
     
      Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.  
         
     

     
     

    Вход на сайт

     

    Поиск



     
     

    Популярное

     
     

    Друзья


    Оренбургские казаки в Интернете

    Для того, чтобы попасть в друзья напишите Администратору
     
     

    Реклама

    Реклама
     
     

    Интересное

     
     
     

    Главная страница | Регистрация | Добавить новость | Новое на сайте | Статистика
    Внимание! При копировании материалов с сайта, ссылка на первоисточник обязательна!
    Design by MasterWeb © 2006-2009.
      cossackstan.ru